Дева Мария, мать Иисуса: обручение с Иосифом


В Иерусалимском Храме, где прошли детские годы Девы Марии, помимо рукоделия и прочих жеских работ, послушницы глубоко изучали Тору – Пятикнижие Моисеево. Юная Мария глубоко прониклась пониманием законов, данных Всевышним народу Израиля через пророка Моисея. Один из законов гласил (Чис 30:4,5):

Если женщина даст обет Господу и положит на себя зарок в доме отца своего, в юности своей,
и услышит отец обет ее и зарок, который она положила на душу свою, и промолчит о том отец ее, то все обеты ее состоятся, и всякий зарок ее, который она положила на душу свою, состоится…


Библия повествует, что обет служения Господу давали во все времена, и не только мужчины, но и женщины, в особенности молодые девушки. И даже простое молчание отца девушки воспринималось как согласие, в то время как Иоаким и Анна еще до рождения Дочери покалялись посвятить Ее служению Богу.

В Законе также говорилось (Чис 30:7,8):

Если она выйдет в замужество, а на ней обет ее, или слово уст ее, которым она связала себя,
и услышит муж ее и, услышав, промолчит: то обеты ее состоятся, и зароки ее, которые она возложила на душу свою, состоятся…


Однако, в правах мужа было запретить жене соблюдать обет целомудрия. И в таком случае, как говорит Библия, Господь простит ей.

Мария была готова принять любое решение своего будущего мужа. Оставаться в Храме взрослая (по тем временам) девушка уже не могла.. В «Протоевангелии от Иакова» говорится, что храмовые священники позаботились о замужестве своей воспитанницы: их выбор пал на плотника Иосифа, который в это время выполнял ремонтные работы в Храме.

Помолвка и обручение состоялись. «Протоевангелие» повествует, что Иосиф вначале был против, но под нажимом храмовых жрецов разрешил будущей жене соблюдать данный Богу обет супружеского воздержания.




Греческая церковь Рождества Богородицы в Иерусалиме

Здесь следует сделать небольшое историческое отступление. Иосиф Флавий (не путать с Иосифом-обручником!) рассказывая о главных религиозных течениях времен Ирода Великого, перечисляет три ведущие партии: саддукеи (храмовое духовенство и знать), фарисеи (ученые толкователи Закона, «отделившиеся» от книжников-саддукеев) и ессеи (особая секта, отошедшая от главного течения в иудаизме того периода). В обычаях ессеев часто можно было видеть обет безбрачия.
Известен рассказ Флавия о двух годах, которые он провел в качестве послушника среди мужской общины ессеев, предположительно в их монастыре в пустыне Мертвого моря. Но ессеи жили не только в монастырях. Ирод Великий благосклонно относился к членам этой религиозной группы, поэтому историки предполагают, что в Иерусалиме были целые кварталы, где жили ессеи, и вокруг города также располагались их поселки и жилища. Местечко Вифезда (от ивр. Бет-Хесда – «дом милосердия»), где жили родители Марии, судя по его названию, было заселено ессеями.

Священники-саддукеи не могли выбрать жениха для Марии в среде фарисеев, хотя нашлось немало претендентов и среди них. Священники понимали, что фарисеи, в первую очередь, будут стремиться к выполнению своей любимой заповеди «Плодитесь и размножайтесь». И несмотря на то, что на смотрины Девы Марии собралось множество вдовцов из фарисеев, выбор храмовых жрецов пал на Иосифа. Скорее всего, он был выходцем из Назарета, где проживала небольшая ессейская община.

Ессею Иосифу, многодетному вдовцу уже в преклонных летах легче было отказаться от брачных отношений, чем его «соперникам»-фарисеям. Женихов для Марии из числа саддукев вряд ли нашлось – это была верхушка, «сливки общества», которым бедная сирота, воспитанница Храма явно не годилась в родню.

По традиции между обручением и свадьбой должно было пройти несколько месяцев. Мария переселяется в дом своего будущего мужа, а Иосиф уходит из Иерусалима на заработки.